Эксперт по безопасности. Семинары и курсы повышения квалификации руководителей ЧОП.
18.10.2012

Без намеков, просто к сведению.

Усложнить регистрацию и работу фирм-однодневок поручил еще президент Дмитрий Медведев. В Уголовный кодекс уже внесены статьи 173.1 и 173.2, установившие ответственность за создание компаний через подставных лиц и по поддельным документам. Теперь правительство рассмотрит административные меры — это часть подготовленного в Росфинмониторинге пакета поправок, в сентябре в основном согласованного Минфином, Минэкономразвития, МВД, Федеральной налоговой службой и ЦБ.

К людям, учреждающим или участвующим в новой компании, законопроект вводит дополнительные требования: они не должны иметь запрета на право заниматься предпринимательской деятельностью или участвовать в юридических лицах, которые собираются принудительно исключить из реестра (недействующие фирмы). Изначально Росфинмониторинг предлагал распространить запрет и на лиц, компании которых имеют налоговые долги, но отказался от этой идеи. Правила ликвидации также ужесточаются: она не может превышать 18 месяцев, запрещается присоединение других фирм к ликвидируемой и т.д.

По данным ФНС на 1 октября в ЕГРЮЛ есть сведения о 4,562 млн юридических лиц. О масштабах использования однодневок говорит число исключенных из реестра по решению налоговиков компаний: 1,961 млн за все время, 316000 — в этом году. 57% всех исключенных — ООО.

Поправки не вносят принципиальных изменений в порядок регистрации фирм, но устраняют пробелы в законе, считает руководитель департамента юрфирмы «Клифф» Юлия Сафаргалиева. Но новые основания для отказа могут принести проблемы добросовестным предпринимателям, опасается она: теперь паспортные данные должны сверяться с базой ФМС, где бывают ошибки.

Наиболее важные поправки для борьбы с однодневками — запрет на так называемую альтернативную ликвидацию, когда фирма с долгами присоединяется к ликвидируемой, говорит Сафаргалиева.

Арбитражный управляющий Евгений Семченко считает, что поправки позволят налоговикам ставить своего ликвидатора, если компания не уложилась в полтора года. Это очень интересный инструмент, позволяющий оспаривать выгодные владельцам сделки, замечает Семченко, но срок в полтора года не позволит его эффективно применять, за это время могут истечь сроки по взысканию задолженности.

Чиновники ждут помощи и от банков: для этого в Гражданском кодексе им разрешат отказывать в ведении счета подозрительной фирме и даже — по своему усмотрению — расторгать заключенный договор (спустя месяц после уведомления). Поводом может стать отсутствие компании по ее юридическому адресу, несоответствие операций видам деятельности, неоднократный отказ в предоставлении запрошенных банком документов (например, о бенефициарах). Но даже если повод не найден, достаточно будет и подозрений, что целью заключения договора является совершение операций в целях легализации доходов, полученных преступным путем. К таким доходам по поправкам относятся утаенные от бюджета налоговые и таможенные платежи. Разъяснение по применению последнего пункта должен дать ЦБ.

Эти поправки позволяют блокировать счета и отказывать клиентам в обслуживании по расплывчато сформулированной причине, констатирует руководитель службы финансового мониторинга и валютного контроля «Абсолют банка» Сергей Авраменко, т.е. «в случае, если компания вызывает подозрения». Но определить вину компании в нарушении закона имеет право только суд, а банк, если блокирует счета, основываясь только на подозрениях, навлекает на себя риски судебных разбирательств, замечает он.

Поправки добавляют полномочий и налоговикам. Во-первых, они смогут требовать от банков приостановить операции фирмы, если запросы по ее юридическому адресу остаются без ответа или не доходят до адресата (компания отсутствует по адресу). Во-вторых, внося изменения в ст.31 Налогового кодекса, поправки вводят новые правила снятия расходов по операциям с однодневками. По ним инспекция может рассчитать налоги без учета результатов сделок, совершенных лицами, не выполняющими в этой сделке никаких функций в силу отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности, в том числе в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Это попытка преодолеть разъяснения пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) по необоснованной налоговой выгоде, считает партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин: по нему не учитывать сделки с однодневками можно только при совпадении нескольких условий, в том числе неосмотрительности компании, нереальности операций. По новой же редакции кодекса получается достаточно доказать, что гендиректор расписался в приемке, хотя физически не мог самостоятельно принять товар, рассуждает Костальгин: «Это бомба замедленного действия». Он не понимает, зачем нужны такие изменения, когда налоговики уже научились работать по разъяснениям ВАС и умеют при нормальном сборе доказательств отстоять свою позицию в суде.

Оригинал в газете «Ведомости»

Добавить комментарий

Это необходимая мера для борьбы со спамом.